Как Пенсионный фонд обокрал запорожцев на 30 млн

04.11.2018 13:24

Читатели газеты уже имели возможность ознакомиться с моими статьями о борьбе с незаконными действиями управлений пенсионного фонда в области при выплате пенсионерам сумм по решениям суда. После публикаций все чаще разные люди, от хозяев властных кабинетов до самих пенсионеров, задают мне вопросы о сущности этих нарушений и о том, что именно незаконно делают управления пенсионного фонда.
 

В этой статье я попытаюсь изложить ответы на эти вопросы и вскрыть сущность преступной схемы, созданной Главным управлением пенсионного фонда Украины (ГУ ПФУ) Запорожской области для обкрадывания пенсионеров.
 

Начну с того, что сумма, получаемая пенсионером ежемесячно, не является пенсией в полном смысле этого слова, а состоит частично из самой пенсии, размер которой устанавливается на основании данных о стаже и условиях работы, размера зарплаты и других сведений, и ряда доплат. Но так как размер пенсии в Украине крайне мал и не позволяет обеспечить жизненные требования стариков, государство, делая вид, что хочет хоть как-то увеличить их доход, выдумывает разные виды доплат и социальной помощи для различных категорий пенсионеров. Это и доплаты инвалидам и участникам Великой Отечественной войны, «афганцам», «чернобыльцам», «детям войны», ежемесячная доплата из бюджета страны неработающим пенсионерам, индексация и т. д. Из самого размера пенсии и размера всех этих доплат и надбавок, вместе составляющих от 10 до 30% всей суммы, и формируется общий размер пенсионной выплаты, получаемой пенсионером.
      

Так как любое преступление является нарушением закона, государство при нарушении пенсионером закона и вынесении ему приговора прекращает совсем или сокращает на весь срок исполнения решения суда выплату указанных выше доплат и видов социальной помощи.
 

Очень часто я слышу мнение о том, что пенсионный фонд создан для заботы о пенсионерах. Эту «заботу» они оценили при проведении пенсионной реформы, которая практически вдвое уменьшила их покупательную способность, так как цены растут не по размеру пенсий, а по курсу доллара, и за три года в долларовом эквиваленте пенсии уменьшились в 2-3 раза.

 

Но более полно «заботу» о пенсионерах можно оценить на примере действий управлений ПФУ нашей области при выплатах пенсионерам сумм по решениям судов – в частности, «детям войны».

 

18.11.2004 года Верховная Рада приняла Закон Украины №2195-IV о «О социальной защите детей войны». Согласно ст.6 Закона детям войны должна выплачиваться ежемесячная социальная помощь в размере 30% минимальной пенсии по возрасту. Вначале указанная социальная помощь не платилась вообще, а с 2008 года выплачивается только примерно пятая часть положенного по закону. Выплата этой социальной помощи была возложена на ПФУ и его местные управления.

 

Даже после того, как дважды, 09.07.2007 и 22.05.2008, Конституционный суд Украины признал такие действия правительства Украины (и ПФУ в том числе) неконституционными, этот Закон не выполнялся. Несколько лет старики (самому молодому «ребёнку войны» не может быть сейчас меньше 72-х лет) ждали выполнения закона от пенсионного фонда, надеясь, что всё-таки выплаты начнутся.  В 2009-2010 годах, осознав, что государство (и ПФУ в первую очередь) и не собираются выполнять этот Закон Украины, старики, преодолев выработанный десятилетиями стыд перед самим понятием «судиться», пошли требовать выполнения закона в суд. Суды начали выносить решения в пользу истцов, и «детям войны», первыми подавшим иски, начали выплачивать задолженности (до 5000 грн.) за несколько прошедших лет. Увидев, что такие выплаты непосильны для бюджета, парламент и правительство приняли постановление о выплате этой надбавки только за последние 6 месяцев перед подачей иска.

 

Выплаты детям войны по решениям суда сразу сократились с 3-5 тысяч до 992 гривен.  Но Главное управление пенсионного фонда Украины в Запорожской области, почувствовав вкус уменьшения выплат, и связанных напрямую с этой так называемой «экономией фонда» премий, решил уже самостоятельно ещё сократить эти выплаты, пусть даже и незаконным образом. Вот как это происходило.
 

23.12.2010 Пенсионный Фонд Украины направил в Запорожское облуправление ПФУ, а оттуда и в районные управления, инструктивное, не имеющее силы законодательного акта, письмо №24130/02-20 и ЭВМ-программу расчета пенсионных выплат с перечнем надбавок и видов социальной помощи, которые не назначаются или выплачиваются не в полном размере на «весь срок исполнения решения суда», то есть осужденным пенсионерам или, попросту, зэкам. 

 

Будучи уверенным в юридической безграмотности пенсионеров, руководство ГУ ПФУ области, умышленно путая и подменяя юридические термины, самостоятельно (указаний из Киева не поступало) в январе 2011 года дало указание местным управлениям ПФУ приравнять к зэкам всех детей войны (и пенсионеров других категорий), получивших решения судов о выплате им каких-либо сумм, и удерживать из их пенсий все указанные этим письмом и ЭВМ-программой расчета социальные надбавки.

 

При этом тогдашний начальник главного управления ПФУ в области на приеме у губернатора, отвечая на мой вопрос, заявил, что «так ОН будет поступать с каждым, КТО ОСМЕЛИЛСЯ подать на пенсионный фонд в суд».

 

При этом удержание из пенсий средств, начисленных и уже выплаченных ранее, сумм индексации и надбавок производилось управлениями ПФУ самостоятельно, без согласия пенсионера и без решения суда об этих удержаниях, что противоречит законодательству Украины, в том числе ст.50 Закона Украины о социальном страховании и ст.1215 Гражданского Кодекса Украины.

 

Но и этого работникам пенсионного фонда показалось мало. Для  увеличения суммы удержаний они намеренно стали затягивать исполнение решения суда на три-четыре месяца и производили удержание не только за период, указанный в решении суда, но и за эти месяцы, что запрещено даже самим письмом ПФУ от 23.12.2010 №24130/02-20. И если мне после приема у министра соцполитики и некоторым другим пенсионерам эти уже нахально украденные деньги были возврашены, то остальным пенсионерам - нет.

 

Сумма незаконных удержаний у каждого пенсионера колеблется от 200 до1300 гривен, но, как сказано выше, таких пенсионеров около 100 тысяч в области, а, это значит, что по области общая сумма незаконных удержаний (читай – краж) составила около 30 млн гривен.
 

Повторюсь, работники Главного управления ПФУ Запорожской области были настолько уверены в том, что никто из пенсионеров из-за своей юридической безграммотности не сможет разобраться в этой хитроумной схеме обкрадывания пенсионеров, что в письмах - ответах на вопросы пенсионеров - управления ПФУ, не опасаясь, прямо указывали  «согласно положениям письма ПФУ №24130/02-20 от 23.12.2010 с Вас было удержано…»  А тогдашний начальник областного пенсионного ведомства А.В. Казачук даже лично, при свидетелях, вручил мне экземпляр этого письма - по его выражению «для ознакомления и изучения», очевидно, считая, что для меня это будет убедительным доказательством законности их действий.
 

Но после зачтения на сессиях Верховной Рады двух моих обращений о незаконных действиях управлений пенсионного фонда в Запорожской области при исполнении решений суда, ситуация резко изменилась. Руководство Пенсионного фонда Украины (Киев), опасаясь, что именно их (хотя и заслужено) обвинят в создании всей этой системы, строго-настрого запретило местным управлениям ПФУ ссылаться на это письмо и даже вспоминать о нем в беседах с пенсионерами и в своих письмах к ним.
 

ГУ ПФУ области поняло, что у них из-под ног уходит земля и срочно начало искать другое, пусть и лживое (все равно эти старики не знают и поверят), оправдание своих незаконных действий. Лично мне работники пенсионного фонда области тогда (и сейчас) напомнили табун лошадей, которые, наткнувшись на непреодолимую преграду на их пути, например, на горящее поле, с залитыми от испуга кровью глазами несутся по степи уже не туда, куда им надо было, а просто чтобы куда-нибудь убежать.

 

Учитывая, что в основном сумму удержаний оставляла индексация, управления ПФУ начали объяснять свои действия применением закона об индексации доходов, искажая его суть. Но так как больше сослаться им не на что, они продолжают лгать, в том числе и на допросах в следственных органах. Возомнив себя новым законодательным органом, они в своих письмах и показаниях на допросах без зазрения совести искажают или подменяют текст законодательных актов, а в некоторых случаях даже выдумывают якобы новые законы. Так они утверждают, что если судом вынесено решение о повышении размера составляющей пенсионной выплаты на определенный период на одну и ту же сумму, то месяцем повышения является не первый месяц периода, как указано в законе, а каждый месяц этого периода. Если же они не видят никакого подходящего законодательного акта, которым можно было бы прикрыться, то ссылаются на любой, даже не соответствующий по тексту поясняемому вопросу. Они все еще думают, что пенсионеры, не зная законов, и, увидев в ответе на свое заявление номер закона или постановления Кабинета министров, от испуга поверят в правильность и законность их действий.

 

С 2013 года выплата сумм пенсионерам по решениям судов возложена на органы казначейства Украины. Но почему-то до сих пор расчет суммы, подлежащей к выплате пенсионеру по решению суда, производится управлениями пенсионного фонда, причем все по той же программе, предназначенной для расчета пенсионных выплат осужденным.
 

Так как теперь уменьшение суммы выплат не увеличивает экономию фонда (а значит и не создает премиального фонда), то мне позиция пенсионного фонда даже стала интересна.

Но, когда я некоторым работникам пенсионного фонда задал вопрос: «Зачем управления ПФУ продолжают это делать и сейчас?», я ото всех слышал один и тот же чудовищный по своей сути ответ: «Если мы сейчас прекратим это делать, то этим признаем, что мы и раньше знали, что это незаконно».
 

Надеюсь, что у правоохранительных органов хватит желания и возможностей не только доказать преступность указанных выше фактов, но и привлечь виновных к ответственности, где бы они ни были - на пенсии, за границей, в нирване.